Вторник, Июня 30, 2015
   
TEXT_SIZE

Коммунистическая партия Украины, проиграв выборы в Верховную Раду Украины в 2014м году, похоже, навсегда, бесповоротно и заслужено вышиблена с политического Олимпа на задворки истории. Подробнее  

Депозит. Информация для вкладчика

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Не всегда банковские обещания выполняются, а поверившие банкам граждане часто пополняют ряды обманутых вкладчиков. В каких случаях можно забрать свои деньги с вклада досрочно, как получить обещанный процент и что делать, если банк не возвращает депозит.

 

Банковские хитрости

Используя лишь нормы гражданского законодательства, банк может (абсолютно на законных основаниях) ввести в заблуждение доверчивого вкладчика, который не успел или посчитал ненужным вычитать текст заключаемого договора банковского вклада.

Хитрость № 1. Правила расторжения депозитного договора

Определившись с банком, изучив его предложения и решившись доверить ему свои денежные средства, нужно не забывать о следующем. Передавая деньги банку, вы заключаете договор банковского вклада (депозита), предусмотренный ст. 1058 ГК.

Названная норма определяет, что к отношениям банка и вкладчика по счету, на который внесен вклад, применяются, как правило, положения о договоре банковского счета, посему и расторгаться такой договор будет по правилам ст. 1075 ГК («Расторжение договора банковского счета»). Однако следует иметь в виду, что ГК допускает соглашением сторон изменить названное правило, указав на это в самом договоре банковского вклада. Поэтому, заключая договор, необходимо не спешить, а внимательно и скрупулезно изучить все его положения.

Хитрость № 2. Будьте внимательны при начислении процентов

Как показывает практика отечественных финансово-кредитных учреждений, проценты, которые банк обещает выплатить по договору банковского вклада, заключенного до востребования (т. е. на условиях выдачи вложенных денежных средств и процентов по первому требованию вкладчика), несколько ниже, чем проценты, начисляемые при заключении срочного договора банковского вклада (на условиях возврата вклада по истечении установленного договором срока).

Тем не менее, закон предусматривает, что если вкладчик желает снять срочный депозит до установленного договором срока, то, несмотря на нежелание банка, выплатить проценты он обязан. Правда, они будут ниже, чем предусмотренные договором: «Если согласно договору банковского вклада вклад возвращается вкладчику по его требованию до истечения срока или наступления иных обстоятельств, определенных договором, проценты по этому вкладу выплачиваются в размере процентов по вкладам до востребования, если договором не установлен более высокий процент» (ч. 3 ст. 1060 ГК).

Понятно, что вряд ли банк будет заключать договор на невыгодных для себя условиях, предусмотрев в названном случае более высокий процент. Так что, решив снять деньги досрочно, вкладчик теряет некоторую долю процентов, на которую он рассчитывал при заключении срочного договора вклада.

Хитрость № 3. Какой вид депозита выбрать?

При заключении договора до востребования банку предоставлено право изменить размер процентов по вкладу, если иное не установлено договором! Причем в этом случае новый, уменьшенный, процент будет применяться к вкладам, внесенным до уведомления вкладчиков об уменьшении процентов, по истечении одного месяца с момента соответствующего уведомления, если иное не установлено договором (ч. 2 ст. 1061 ГК).

Но установленный договором размер процентов на срочный вклад или на вклад, внесенный на условиях его возврата при наступлении определенных договором обстоятельств, не может быть уменьшен банком в одностороннем порядке, если иное не установлено законом, а условие договора о праве банка изменять размер процентов на срочный вклад в установленном порядке является ничтожным (ч. 3, 4 ст. 1061 ГК). Очевидно, что вклады до востребования менее выгодны вкладчикам, чем срочные, ведь, положив денежные средства на депозит до востребования, вкладчик рискует волею банка лишиться части обещанных процентов.

Размер процентов – не ниже учетной ставки НБУ

В основном банк выплачивает вкладчику проценты на сумму вклада в размере, установленном договором банковского вклада. Однако известны случаи, когда в самом договоре размер процентов не определяется. На этот счет ч. 1 ст. 1061 ГК установила правило, согласно которому, если договором не установлен размер процентов, банк обязан выплачивать проценты в размере учетной ставки Нацбанка Украины.

При этом проценты начисляются со дня, следующего за днем поступления вклада в банк, до дня, предшествующего его возврату вкладчику или списанию со счета вкладчика по иным основаниям. Вместе с тем, если иное не установлено договором между банком и вкладчиком, проценты на банковский вклад выплачиваются вкладчику по его требованию по истечении каждого квартала отдельно от суммы вклада, а неистребованные в этот срок проценты увеличивают сумму вклада (ст. 1061 ГК).

Вернуть вклад по первому требованию

К сожалению, некоторые банки позволяют себе не выполнять принятые обязательства по депозиту, не выплачивая по требованию клиента вклад и/или проценты по нему. Пользуясь неграмотностью населения, банки отказывают в выдаче вклада в случаях, если деньги положены на срочный депозит – дескать, срок договора не наступил, посему вклад не вернем, не говоря уже о процентах по нему. На самом деле законом банкам предписано независимо от вида вклада выдавать его или его часть по первому требованию вкладчика-физического лица.

Более того, условие договора об отказе клиента от права на получение вклада по первому требованию является ничтожным (ст. 1060 ГК)! Так что, получив отказ банка в досрочном снятии депозита, клиент имеет все шансы отстоять свое право и вернуть денежные средства в судебном порядке.

Специалисты советуют соблюсти досудебную процедуру, предприняв некоторые шаги. Прежде всего, следует написать заявление на имя дирекции банка (а не какого-то конкретного сотрудника) с требованием о досрочном возврате депозита и процентов по нему. Такое письмо правильнее продублировать несколько раз: лично принести в банк с проставлением на экземпляре номера и даты входящей документации, отправить это же заявление заказным письмом с уведомлением о вручении и, наконец, написать жалобу на действия банка, направив ее в региональное управление НБУ.

Если такая переписка приобретет лишь односторонний характер либо вкладчик получит отрицательный ответ от банковских работников, придется обратиться в суд. Именно наличие письменных заявлений с требованием о возврате депозита будет основанием для взыскания с банка и «дополнительных» процентов за пользование чужими денежными средствами.

Ведь, согласно ст. 625 ГК, банк с момента получения заявления о досрочном возврате депозита станет должником, просрочившим денежное обязательство, и по требованию кредитора (вкладчика) он обязан уплатить сумму долга с учетом установленного индекса инфляции за все время просрочки, а также 3% годовых от просроченной суммы, если иной размер процентов не установлен договором или законом.

Если вкладчик не требует возврата суммы срочного вклада по истечению срока, установленного договором банковского вклада, или возврата суммы вклада, внесенного на иных основаниях возврата, то договор считается продленным (пролонгированным) на условиях вклада до востребования, если иное не установлено договором.

Автор: Юлия Габдуллина,  Судебно-юридическая газета№ 120

А тем временем

Кабмин хочет усилить защиту банковских депозитов НПФ

Кабинет министров Украины предлагает усилить на законодательном уровне защиту банковских вкладов негосударственных пенсионных фондов. Это предусмотрено законопроектом №9687 от 12 января 2012 г., который размещен на сайте Верховной Рады. Согласно документу, правительство инициирует внесение изменений в закон о банках и банковской деятельности.

В частности, предлагается изменить порядок удовлетворения требований к банку в случае введения временной администрации, начала процесса санации или ликвидации. Так, сначала будут погашаться требования, возникшие вследствие нанесения ущерба жизни или здоровью граждан; требования по заработной плате работников банка; требования Фонда гарантирования вкладов физлиц; требования Пенсионного фонда по обязательствам перед накопительным пенсионным фондом и требования негосударственных пенсионных фондов. Требования вкладчиков, сумма депозитов которых превышает сумму, выплаченную Фондом гарантирования вкладов, и другие требования согласно законодательству в данном перечне будут удовлетворяться после погашения предыдущих требований к банку.

Судебная практика

Никаких проволочек при досрочном снятии депозита

Судебная практика свидетельствует, что суды становятся на сторону вкладчиков, которым отказано в досрочном возврате депозитов. К примеру, летом прошлого года одним из межрайонных судов Закарпатской области слушалось дело №2-1819/11. В суд обратился вкладчик, которому банк отказал в досрочном снятии депозита. Судом было установлено, что между истцом и банком-ответчиком были заключены договоры срочного банковского вклада сроком на 6 месяцев на сумму $30 тыс. и сроком на 3 месяца на сумму $12 тыс. (что подтверждено копиями соответствующих договоров). Истец как устно, так и письменно неоднократно обращался к банку с требованием о досрочном возврате вклада, однако ответчик всякий раз отказывался, мотивируя это разными причинами.

В результате суд удовлетворил требования истца, сославшись как на условие договора, согласно которому банк обязался вернуть вкладчику вклад по его требованию в конце срока действия вклада или в случае досрочного расторжения договора, так и на ст. 1060 ГК, которая предписывает банку независимо от вида вклада вернуть его или его часть по первому требованию вкладчика. Правда, иск был удовлетворен частично, так как истец не доказал наличие на счету суммы в размере 437 799,03 грн, тогда как судом была установлена несколько меньшая сумма – 434 383,28 грн, которая и была взыскана в пользу вкладчика.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Анекдоты за вчера

  • Анекдот дня по итогам голосования за 29 июня 2015
    В знак протеста против легализации однополых браков, в России было сожжено 745 американских флагов.
    И ни одного загранпаспорта с визой США.
  • История дня по итогам голосования за 29 июня 2015
    Не моё.

    ПОТРЯСАЮЩАЯ ИСТОРИЯ

    Это серое, ничем не примечательное здание на Старой площади в Москве редко привлекало внимание проезжающих мимо. Настоящее зрелище ожидало их после поворотов направо и трех минут езды – собор Василия Блаженного, Красная площадь и, конечно же, величественный и легендарный Кремль. Все знали – одна шестая часть земной суши, именуемая СССР, управлялась именно отсюда.
    Все немного ошибались.
    Нет, конечно же, высокие кабинеты были и в Кремле, но, по-настоящему рулили Советской империей те, кто помещался в том самом сером здании на Старой площади – в двух поворотах и трех минутах езды.
    И именно здесь помещался самый главный кабинет страны, кабинет генерального секретаря ЦК КПСС, и в данный исторический момент, а именно ранней весной 1966 года, в нем хозяйничал Леонид Брежнев.
    Сегодня в коридорах этого серого здания царила непривычная суета. Можно даже сказать – переполох. Понукаемая нетерпеливыми окриками генсека, партийно-чиновничья рать пыталась выполнить одно-единственное, но срочное задание.
    Найти гражданина СССР Армада Мишеля.
    Всё началось с утра. Генсеку позвонил взволнованный министр иностранных дел и в преддверии визита в СССР президента Французской Республики генерала Шарля де Голля доложил следующее. Все службы к встрече готовы. Все мероприятия определены. Час назад поступил последний документ – от протокольной службы президента Франции, и это тоже часть ритуала, вполне рутинный момент. Но один, третий по счету, пункт протокола вызвал проблему. Дело в том, что высокий гость выразил пожелания, чтобы среди встречающих его в Москве, причем непосредственно у трапа, находился его ДРУГ и СОРАТНИК (именно так) Армад Мишель (смотри приложенную фотографию), проживающий в СССР.
    - Ну и что? – спокойно спросил генсек. – В чем проблема-то?
    - Нет такого гражданина в СССР, - упавшим голосом ответствовал министр. – Не нашли, Леонид Ильич.
    - Значит, плохо искали, - вынес приговор Брежнев.
    После чего бросил трубку, нажал какую-то кнопку и велел поискать хорошо.
    В первые полчаса Армада Мишеля искали единицы, во вторые полчаса – десятки.
    Спустя еще три часа его искали уже тысячи. Во многих похожих зданиях. В республиках, краях и областях.
    И вскоре стало ясно: Армад Мишель – фантом.
    Ну не было, не было в СССР человека с таким именем и фамилией. Уж если весь КГБ стоит на ушах и не находит человека, значит его просто нет. Те, кто успел пожить в СССР, понимают – о чем я.
    Решились на беспрецедентное – позвонили в Париж и попросили повторить 3-й пункт протокола.
    Бесстрастная лента дипломатической связи любезно повторила – АРМАД МИШЕЛЬ.
    Забегая вперед, замечу – разумеется, французский лидер не мог не знать, под какими именно именем и фамилией проживает в СССР его друг и соратник. Он вполне намеренно спровоцировал эти затруднения. Это была маленькая месть генерала. Не за себя, конечно. А за своего друга и соратника.
    А на Старой площади тем временем назревал скандал. И во многих других адресах бескрайнего СССР – тоже.
    И тут мелькнула надежда. Одна из машинисток серого здания не без колебаний сообщила, что года три назад ей, вроде, пришлось ОДИН раз напечатать эти два слова, и что тот документ предназначался лично Никите Хрущеву – а именно он правил СССР в означенном 1963-м году.
    Сегодня нажали бы на несколько кнопок компьютера и получили бы результат.
    В 66-м году десятки пар рук принялись шерстить архивы, но результата не получили.
    Параллельно с машинисткой поработали два узко профильных специалиста. И она вспомнила очень существенное – кто именно из Помощников Хрущева поручал ей печатать тот документ. (Это была очень высокая должность, поэтому Помощники генсеков писались с большой буквы).
    По игре случая этот самый Помощник именно сегодня отрабатывал свой последний рабочий день в этой должности.
    Пришедший к власти полтора года назад Брежнев выводил хрущевские кадры из игры постепенно, и очередь этого Помощника наступила именно сегодня.
    Ринулись к помощнику, который ходил по кабинету и собирал свои вещи. Помощник хмуро пояснил, что не работал по этому документу, а лишь выполнял поручение Хрущева, и только тот может внести в это дело какую-то ясность. Помощнику предложили срочно поехать к Хрущеву, который безвыездно жил на отведенной ему даче. Помощник категорически отказался, но ему позвонил сам генсек и намекнул, что его служебная карьера вполне может претерпеть еще один очень даже интересный вираж.
    Спустя два часа Помощник сидел в очень неудобной позе, на корточках, перед бывшим главой компартии, который что-то высаживал на огородной грядке. Вокруг ходили плечистые молодые люди, которые Хрущева не столько охраняли, сколько сторожили.
    72-летний Хрущев вспомнил сразу. Ну, был такой чудак. Из Азербайджана. Во время войны у французов служил, в партизанах ихних. Так вот эти ветераны французские возьми и пошли ему аж сто тысяч доллАров. (Ударение Хрущева – авт.). А этот чудак возьми и откажись. Ну, я и велел его доставить прямо ко мне. И прямо так, по партийному ему сказал: нравится, мол, мне, что ты подачки заморские не принимаешь. Но, с другой стороны, возвращать этим капиталистам деньги обидно как-то. А не хочешь ли ты, брат, эту сумму в наш Фонд Мира внести? Вот это будет по-нашему, по-советски!
    - И он внес? – спросил Помощник.
    - Даже кумекать не стал, - торжествующе сказал Хрущев. – Умел я все ж таки убеждать. Не то, что нынешние. Короче, составили мы ему заявление, обедом я его знатным угостил, за это время нужные документы из Фонда Мира привезли, он их подписал и вся недолга. Расцеловал я его. Потому как, хоть и чудак, но сознательный.
    Помощник взглянул на часы и приступил к выполнению основной задачи.
    - Так это ж кличка его партизанская была, - укоризненно пояснил Хрущев. – А настоящее имя и фамилия у него были – без поллитра не то, что не запомнишь – не выговоришь даже.
    Помощник выразил сожаление.
    А Хрущев побагровел и крякнул от досады.
    - А чего я тебе про Фонд Мира талдычу? Финансовые документы-то не на кличку ведь составляли! – Он взглянул на своего бывшего Помощника и не удержался. – А ты, я смотрю, как был мудак мудаком, так и остался.
    Спустя четверть часа в Фонде Мира подняли финансовую отчетность.
    Затем пошли звонки в столицу советского Азербайджана – Баку.
    В Баку срочно организовали кортеж из нескольких черных автомобилей марки «Волга» и отрядили его на север республики – в город Шеки. Там к нему присоединились авто местного начальства. Скоро машины съехали с трассы и по ухабистой узкой дороге направились к конечной цели – маленькому селу под названием Охуд.
    Жители села повели себя по-разному по отношению к этой автомобильной экспансии. Те, что постарше, безотчетно испугались, а те, что помладше, побежали рядом, сверкая голыми пятками.
    Время было уже вечернее, поэтому кортеж подъехал к небольшому скромному домику на окраине села – ведь теперь все приехавшие знали, кого именно искать.
    Он вышел на крыльцо. Сельский агроном (рядовая должность в сельскохозяйственных структурах – авт.) сорока семи лет от роду, небольшого роста и, что довольно необычно для этих мест, русоволосый и голубоглазый.
    Он вышел и абсолютно ничему и никому не удивился. Когда мы его узнаем поближе, мы поймем, что он вообще никогда и ничему не удивляется – такая черта натуры.
    Его обступили чиновники самого разного ранга и торжественно объявили, что агроном должен срочно ехать в Баку, а оттуда лететь в Москву, к самому товарищу Брежневу. На лице агронома не дрогнул ни один мускул, и он ответил, что не видит никакой связи между собой и товарищем Брежневым, а вот на работе – куча дел, и он не может их игнорировать. Все обомлели, вокруг стали собираться осмелевшие сельчане, а агроном вознамерился вернуться в дом. Он уже был на пороге, когда один из визитеров поумнее или поинформированнее остальных, вбросил в свою реплику имя де Голля и связно изложил суть дела.
    Агроном повернулся и попросил его поклясться.
    Тот поклялся своими детьми.
    Этой же ночью сельский агроном Ахмедия Джабраилов (именно так его звали в миру), он же один из самых заметных героев французского Сопротивления Армад Мишель вылетел в Москву.
    С трапа его увезли в гостиницу «Москва», поселили в двухкомнатном номере, дали на сон пару часов, а утром увезли в ГУМ, в двухсотую секцию, которая обслуживала только высшее руководство страны, и там подобрали ему несколько костюмов, сорочек, галстуков, обувь, носки, запонки, нижнее белье, плащ, демисезонное пальто и даже зонтик от дождя. А затем все-таки повезли к Брежневу.
    Генсек встретил его, как родного, облобызал, долго тряс руку, сказал несколько общих фраз, а затем, перепоручив его двум «товарищам», посоветовал Ахмедии к ним прислушаться.
    «Товарищи» препроводили его в комнату с креслами и диванами, уселись напротив и предложили сельскому агроному следующее. Завтра утром прибывает де Голль. В программу его пребывания входит поездка по стране.
    Маршрут согласован, но может так случиться, что генерал захочет посетить малую родину своего друга и соратника – село Охуд. В данный момент туда проводится асфальтовая дорога, а дополнительно предлагается вот что (на стол перед Ахмедией легла безупречно составленная карта той части села, где находился его домик). Вот эти вот соседские дома (5 или 6) в течение двух суток будут сравнены с землей. Живущих в них переселят и поселят в более благоустроенные дома. Дом агронома наоборот – поднимут в два этажа, окольцуют верандой, добавят две пристройки, а также хлев, конюшню, просторный курятник, а также пару гаражей – для личного трактора и тоже личного автомобиля. Всю эту территорию огородят добротным забором и оформят как собственность семьи Джабраиловых. А Ахмедие нужно забыть о том, что он агроном и скромно сообщить другу, что он стал одним из первых советских фермеров. Все это может быть переделано за трое суток, если будет соблюдена одна сущая мелочь (на этом настоял Леонид Ильич), а именно – если Ахмедия даст на оное свое согласие.
    Агроном их выслушал, не перебивая, а потом, без всякой паузы, на чистом русском языке сказал:
    - Я ничего не услышал. А знаете – почему?
    - Почему? – почти хором спросили «товарищи».
    - Потому что вы ничего не сказали, - сказал Ахмедия.
    «Товарищи» стали осознавать сказанное, а он встал и вышел из комнаты.
    Встречающие высокого гостя, допущенные на летное поле Внуково-2, были поделены на две группы. Одна – высокопоставленная, те, которым гость должен пожать руки, а другая «помельче», она должна была располагаться в стороне от трапа и махать гостю руками. Именно сюда и задвинули Ахмедию, и он встал – с самого дальнего края. Одетый с иголочки, он никакой физической неловкости не ощущал, потому что одинаково свободно мог носить любой род одежды – от военного мундира до смокинга и фрачной пары, хотя последние пятнадцать лет носил совершенно другое.
    Когда высокая, ни с какой другой несравнимая, фигура де Голля появилась на верхней площадке трапа, лицо Ахмедии стало покрываться пунцовыми пятнами, что с ним бывало лишь в мгновения сильного душевного волнения – мы еще несколько раз встретимся с этим свойством его физиологии.
    Генерал сбежал по трапу не по возрасту легко. Теплое рукопожатие с Брежневым, за спинами обоих выросли переводчики, несколько общих фраз, взаимные улыбки, поворот генсека к свите, сейчас он должен провести гостя вдоль живого ряда встречающих, представить их, но что это? Де Голль наклоняется к Брежневу, на лице генерала что-то вроде извинения, переводчик понимает, что нарушается протокол, но исправно переводит, но положение спасает Брежнев. Он вновь оборачивается к гостю и указывает ему рукой в сторону Ахмедии, через мгновение туда смотрят уже абсолютно все, а де Голль начинает стремительное движение к другу, и тот тоже – бросается к нему. Они обнимаются и застывают, сравнимые по габаритам с доном Кихотом и Санчо Панса. А все остальные, - или почти все, - пораженно смотрят на них.
    Ахмедию прямо из аэропорта увезут в отведенную де Голлю резиденцию – так пожелает сам генерал. Де Голль проведет все протокольные мероприятия, а вечернюю программу попросит либо отменить либо перенести, ибо ему не терпится пообщаться со своим другом.
    Де Голль приедет в резиденцию еще засветло, они проведут вместе долгий весенний вечер.
    Именно эта встреча и станет «базовой» для драматургии будущего сценария. Именно отсюда мы будем уходить в воспоминания, но непременно будем возвращаться обратно.
    Два друга будут гулять по зимнему саду, сидеть в уютном холле, ужинать при свечах, расстегнув постепенно верхние пуговицы сорочек, ослабив узлы галстука, избавившись от пиджаков, прохаживаться по аллеям резиденции, накинув на плечи два одинаковых пледа и при этом беседовать и вспоминать.
    Воспоминания будут разные, - и субъективные, и авторские, - но основной событийный ряд сценария составят именно они.
    Возможно, мы будем строго придерживаться хронологии, а может быть и нет. Возможно, они будут выдержаны в едином стилистическом ключе, а может быть и нет. Всё покажет будущая работа.
    А пока я вам просто и вкратце перечислю основные вехи одной человеческой судьбы. Если она вызовет у вас интерес, а может и более того – удивление, то я сочту задачу данной заявки выполненной.
    Итак, судите сами.

    Повторяю, перед вами – основный событийный ряд сценария.
    Вы уже знаете, где именно родился и вырос наш герой. В детстве и отрочестве он ничем кроме своей внешности, не выделялся. Закончил сельхозтехникум, но поработать не успел, потому что началась война.
    Записался в добровольцы, а попав на фронт, сразу же попросился в разведку.
    - Почему? – спросили его.
    - Потому что я ничего не боюсь, – ответил он, излучая своими голубыми глазами абсолютную искренность.
    Его осмеяли прямо перед строем.
    Из первого же боя он вернулся позже всех, но приволок «языка» - солдата на голову выше и в полтора раза тяжелее себя.
    За это его примерно наказали – тем более, что рядовой немецкой армии никакими военными секретами не обладал.
    От законных солдатских ста грамм перед боем он отказался.
    - Ты что – вообще не пьешь? - поинтересовались у него.
    - Пью, – ответил он. – Если повод есть.
    Любви окружающих это ему не прибавило.
    Однажды его застали за углубленным изучением русско-немецкого словаря.
    Реакция была своеобразная:
    - В плен, что ли, собрался?
    - Разведчик должен знать язык врага, – пояснил он.
    - Но ты же не разведчик.
    - Пока, – сказал он.
    Как-то он пересекся с полковым переводчиком и попросил того объяснить ему некоторые тонкости немецкого словосложения, причем просьбу изложил на языке врага. Переводчик поразился его произношению, просьбу удовлетворил, но затем сходил в штаб и поделился с нужными товарищами своими сомнениями. Биографию нашего героя тщательно перелопатили, но немецких «следов» не обнаружили. Но, на всякий случай, вычеркнули его фамилию из списка представленных к медали.
    В мае 1942 года в результате безграмотно спланированной военной операции, батальон, в котором служил наш герой, почти полностью полег на поле боя. Но его не убило. В бессознательном состоянии он был взят в плен и вскоре оказался во Франции, в концлагере Монгобан. Знание немецкого он скрыл, справедливо полагая, что может оказаться «шестеркой» у немцев.

    Почти сразу же он приглянулся уборщице концлагеря француженке Жанетт. Ей удалось уговорить начальство лагеря определить этого ничем не примечательного узника себе в помощники. Он стал таскать за ней мусор, а заодно попросил её научить его французскому языку.
    - Зачем это тебе? – спросила она.
    - Разведчик должен знать язык союзников, – пояснил он.
    - Хорошо, – сказала она. – Каждый день я буду учить тебя пяти новым словам.
    - Двадцать пяти, – сказал он.
    - Не запомнишь. – засмеялась она.
    Он устремил на неё ясный взгляд своих голубых глаз.
    - Если забуду хотя бы одно – будешь учить по-своему.
    Он ни разу не забыл, ни одного слова. Затем пошла грамматика, времена, артикли, коих во французском языке великое множество, и через пару месяцев ученик бегло болтал по-французски с вполне уловимым для знатоков марсельским выговором (именно оттуда была родом его наставница Жанетт).
    Однажды он исправил одну её стилистическую ошибку, и она даже заплакала от обиды, хотя могла бы испытать чувство гордости за ученика – с женщинами всего мира иногда случается такое, что ставит в тупик нас, мужчин.
    А потом он придумал план – простой, но настолько дерзкий, что его удалось осуществить.
    Жанетт вывезла его за пределы лагеря – вместе с мусором. И с помощью своего племянника отправила в лес, к «маки» (французским партизанам – авт.)
    Своим будущим французским друзьям он соврал лишь один – единственный раз. На вопрос, кем он служил в советской армии, он ответил, не моргнув ни одним голубым глазом:
    - Командиром разведотряда.
    Ему поверили и определили в разведчики – в рядовые, правда. Через четыре ходки на задания его назначили командиром разведгруппы. Ещё спустя месяц, когда он спустил под откос товарняк с немецким оружием, его представили к первой французской награде. Чуть позже ему вручили записку, собственноручно написанную самоназначенным лидером всех свободных французов Шарлем де Голлем. Она была предельно краткой: «Дорогой Армад Мишель! От имени сражающейся Франции благодарю за службу. Ваш Шарль де Голль». И подпись, разумеется.
    Кстати, о псевдонимах. Имя Армад он выбрал сам, а Мишель – французский вариант имени его отца (Микаил).
    Эти два имени стали его основным псевдонимом Но законы разведслужбы и конспирации обязывали иногда менять даже ненастоящие имена.
    История сохранила почти все его остальные псевдонимы – Фражи, Кураже, Харго и даже Рюс Ахмед.

    Всё это время наш герой продолжал совершенствоваться в немецком языке, обязав к этому и своих разведчиков. Это было нелегко, ибо французы органически не переваривали немецкий. Но ещё сильнее он не переваривал, когда не исполнялись его приказы.
    И вскоре он стал практиковать походы в тыл врага – малыми и большими группами, в формах немецких офицеров и солдат. Особое внимание уделял немецким документам – они должны были быть без сучка и задоринки. Задания получал от своих командиров, но планировал их сам. И за всю войну не было ни одного случая, чтобы он сорвал или не выполнил поставленной задачи.
    Однажды в расположение «маки» привезли награды. И он получил свой первый орден – Крест за добровольную службу.
    Через два дня в форме немецкого капитана он повел небольшую группу разведчиков и диверсантов на сложное задание – остановить эшелон с 500 французскими детьми, отправляемыми в Германию, уничтожить охрану поезда и вывести детей в лес. Задание артистично и с блеском было выполнено, но себя он не уберег – несколько осколочных ранений и потеря сознания. Он пролежал неподалеку от железнодорожного полотна почти сутки. В кармане покоились безупречно выполненные немецкие документы, а также фото женщины с двумя русоволосыми детьми, на обороте которого была надпись: «Моему дорогому Хайнцу от любящей Марики и детей». Армад Мишель любил такие правдоподобные детали. Он пришел в себя, когда понял, что найден немцами и обыскивается ими.
    - Он жив, – сказал кто –то.
    Тогда он изобразил бред умирающего и прошептал что–то крайне сентиментальное типа:
    - Дорогая Марика, ухожу из этой жизни с мыслью о тебе, детях, дяде Карле и великой Германии.
    В дальнейшем рассказ об этом эпизоде станет одним из самых любимых в среде партизан и остальных участников Сопротивления. А спустя два года, прилюдно, во время дружеского застолья де Голль поинтересуется у нашего героя:
    - Послушай, всё время забываю тебя спросить – почему ты в тот момент приплел какого–то дядю Карла?
    Армад Мишель ответил фразой, вызвавшей гомерический хохот и тоже ставшей крылатой.
    - Вообще–то, - невозмутимо сказал он, - я имел в виду Карла Маркса, но немцы не поняли.

    Но это было потом, а в тот момент нашего героя погрузили на транспорт и отправили в немецкий офицерский госпиталь. Там он быстро пошел на поправку и стал, без всякого преувеличения, любимцем всего своего нового окружения. Правда, его лицо чаще обычного покрывалось пунцовыми пятнами, но только его истинные друзья поняли бы настоящую причину этого.
    Ну а дальше произошло невероятное. Капитана немецкой армии Хайнца – Макса Ляйтгеба назначили ни много, ни мало – комендантом оккупированного французского города Альби. (Ни здесь, ни до, ни после этого никаких драматургических вывертов я себе не позволяю, так что это – очередной исторический факт – авт.)
    Наш герой приступил к выполнению своих новых обязанностей. Связь со своими «маки» он наладил спустя неделю. Результатом его неусыпных трудов во славу рейха стали регулярные крушения немецких поездов, массовые побеги военнопленных, - преимущественно, советских, - и масса других диверсионных актов. Новый комендант был любезен с начальством и женщинами и абсолютно свиреп с подчиненными, наказывая их за самые малейшие провинности. Спустя полгода он был представлен к одной из немецких воинских наград, но получить её не успел, ибо ещё через два месяца обеспокоенный его судьбой де Голль (генерал понимал, что сколько веревочке не виться…) приказал герру Ляйтгебу ретироваться.
    И Армад Мишель снова ушел в лес, прихватив с собой заодно «языка» в высоком чине и всю наличность комендатуры.
    А дальше пошли новые подвиги, личное знакомство с де Голлем, и – победный марш по улицам Парижа. Кстати, во время этого знаменитого прохода Армад Мишель шел в третьем от генерала ряду. Войну он закончил в ранге национального Героя Франции, Кавалера Креста за добровольную службу, обладателя Высшей Военной Медали Франции, Кавалера высшего Ордена Почетного Легиона. Венчал всё это великолепие Военный Крест – высшая из высших воинских наград Французской Республики.
    Вручая ему эту награду, де Голль сказал:
    - Теперь ты имеешь право на военных парадах Франции идти впереди Президента страны.
    - Если им не станете вы, мой генерал, - ответил Армад Мишель, намекая на то, что у де Голля тоже имелась такая же награда.
    - Кстати, нам пора перейти на «ты», – сказал де Голль.
    К 1951-му году Армад Мишель был гражданином Франции, имел жену-француженку и двух сыновей, имел в Дижоне подаренное ему властями автохозяйство (небольшой завод, по сути) и ответственную должность в канцелярии Президента Шарля де Голля.
    И именно в этом самом 1951-м году он вдруг вознамерился вернуться на Родину, в Азербайджан. (читай – в СССР).
    Для тех, кто знал советские порядки, это выглядело, как безумие.
    Те, кто знали Армада Мишеля, понимали, что переубеждать его – тоже равносильно безумию.
    Де Голль вручил ему на прощание удостоверение почетного гражданина Франции с правом бесплатного проезда на всех видах транспорта. А спустя дней десять дижонское автопредприятие назвали именем Армада Мишеля.
    В Москве нашего Героя основательно потрясло МГБ (Бывшее НКВД, предтеча КГБ - авт.) Почему сдался в плен, почему на фото в форме немецкого офицера, как сумел совершить побег из Концлагеря в одиночку и т.д. и т.п. Репрессировать в прямом смысле не стали, отправили в родное село Охуд и велели его не покидать. Все награды, письма, фото, даже право на бесплатный проезд отобрали.
    В селе Охуд его определили пастухом. Спустя несколько лет смилостивились и назначили агрономом.
    В 1963-м году вдруг вывезли в Москву. Пресловутые сто тысяч, беседа и обед с Хрущевым, отказ от перевода в пользу Фонда мира. Хрущев распорядился вернуть ему все личные документы и награды.
    Все, кроме самой главной – Военного Креста. Он давно был экспонатом Музея боевой Славы. Ибо в СССР лишь два человека имели подобную награду – главный Творец Советской Победы Маршал Жуков и недавний сельский пастух Ахмедия Джабраилов.
    Он привез эти награды в село и аккуратно сложил их на дно старого фамильного сундука.
    А потом наступил 66-й год, и мы вернулись к началу нашего сценария.
    Точнее, к той весенней дате, когда двое старых друзей проговорили друг с другом весь вечер и всю ночь.
    Руководитель одной из крупных европейский держав и провинциальный сельский агроном.
    Наш герой не стал пользоваться услугами «товарищей». Он сам уехал в аэропорт, купил билет и отбыл на родину.
    Горничная гостиницы «Москва», зашедшая в двухкомнатный «полулюкс», который наш герой занимал чуть менее двух суток, была поражена. Постоялец уехал, а вещи почему-то оставил. Несколько костюмов, сорочек, галстуков, две пары обуви. Даже нижнее белье. Даже заколки. Даже зонт для дождя.
    Спустя несколько дней, агронома «повысят» до должности бригадира в колхозе.
    А через недели две к его сельскому домику вновь подъедут автомобили, в этот раз – всего два. Из них выйдут какие–то люди, но на крыльцо поднимется лишь один из них, мужчина лет пятидесяти, в диковинной военный форме, которую в этих краях никогда не видели.
    Что и можно понять, потому что в село Охуд никогда не приезжал один из руководителей министерства обороны Франции, да ещё в звании бригадного генерала, да ещё когда–то близкий друг и подчиненный местного колхозного бригадира.
    Но мы с вами его узнаем. Мы уже встречались с ним на страницах нашего сценария (когда он будет полностью написан, разумеется).
    Они долго будут обниматься, и хлопать друг друга по плечам. Затем войдут в дом. Но прежде чем сесть за стол, генерал выполнит свою официальную миссию. Он вручит своему соратнику официальное письмо президента Франции с напоминанием, что гражданин СССР Ахмедия Микаил оглу (сын Микаила – авт.) Джабраилов имеет право посещать Францию любое количество раз и на любые сроки, причем за счет французского правительства.
    А затем генерал, - нет, не вручит, а вернет, - Армаду Мишелю Военный Крест, законную наградную собственность героя Французского Сопротивления.
    Ну и в конце концов они сделают то, что и положено делать в подобных случаях – запоют «Марсельезу».
    В стареньком домике. На окраине маленького азербайджанского села.
    Если бы автор смог бы только лишь на эти финальные мгновения стать режиссером фильма, то он поступил бы предельно просто – в сопровождении «Марсельезы» покинул бы этот домик через окно, держа всё время в поле зрения два силуэта в рамке этого окна и постепенно впуская в кадр изумительную природу Шекинского района – луга, леса, горы, - а когда отдалился бы на очень-очень большое расстояние, вновь стал бы автором и снабдил бы это изображение надписями примерно такого содержания:
    Армад Мишель стал полным кавалером всех высших воинских наград Франции.
    Ахмедия Джабраилов не получил ни одной воинской награды своей родины – СССР.
    В 1970-м году с него был снят ярлык «невыездного», он получил возможность ездить во Францию и принимать дома своих французских друзей.
    Прошагать на военных парадах Франции ему ни разу не довелось.
    В 1994-м году, переходя дорогу, он был насмерть сбит легковым автомобилем, водитель которого находился в состоянии легкого опьянения. Во всяком случае, так было указано в составленном на месте происшествия милицейском протоколе.
  • Фраза дня по итогам голосования за 29 июня 2015
    Человек порой заслуживает большего, но по закону больше 20 лет ему дать нельзя.

Голосования

Блог на сайте

Поиск человека

Полезная информация

Как обойти отказы в выплатах по ОСАГО

Чтобы отказать в выплате по ОСАГО, у страховщиков есть десять причин. Половина - наиболее опасны. Что делать в случае несогласия с отказом? Подробно....

 

ВНИМАНИЕ!

Администрация сайта может не разделять точку зрения авторов и за содержание публикаций ответственности не несет! 

 Убедительная просьба соблюдать нормы вежливости и не подписываться чужими именами. 

С целью сохранения свободы слова комментарии НЕ МОДЕРИРУЮТСЯ!

Перепечатка материалов "ГОВОРИ" в полном и сокращенном виде - только с письменного разрешения.

Для интернет-изданий - без ограничений при обязательном условии: указание адреса нашего ресурса в виде гиперссылки.

Login